0
UA | RU

Может ли препарат для лечения рефлюкс-эзофагита помочь врачам в терапии COVID-19?

27.08.2021

В первые дни пандемии COVID-19 врачи в г. Ухань заметили нечто удивительное. Многие пациенты пожилого возраста, которые переболели вирусом в легкой или средней форме без тяжелых последствий для здоровья, были бедными, то есть принадлежали не к той демографической группе, которая быстро выздоравливает в условиях пандемии.

Обзор медицинских записей пациентов показал, что у значительного количества был диагностирован хронический рефлюкс-эзофагит и они принимали недорогой препарат фамотидина. Более состоятельные пациенты, как правило, принимали более дорогой омепразол.

Обычно, чтобы выяснить, является ли препарат эффективным при лечении определенного заболевания, ученые проводят проспективные клинические исследования. Но этот метод дорогой и на проведение исследований могут потребоваться годы, отметил профессор биомедицинской инженерии Фил Борн (Phil Bourne), который является деканом-основателем Школы наук о данных (School of Data Science). Столкнувшись с глобальной пандемией, необходимо изучить другие варианты.

Вот именно в этот момент и нужны специалисты по базам данным. Ф. Борн и старший научный сотрудник Университета Вирджинии (University of  Virginia) Кэмерон Мура (Cameron Mura) работали с международной группой исследователей над анализом информации из базы данных, в которой хранятся медицинские записи миллионов пациентов, болевших COVID-19, которые проживали в 30 разных странах. Команда выбрала данные по 22 000 человек, что на сегодня является наибольшим размером выборки для исследования действия фамотидина в терапии COVID-19.

«Сила электронной медицинской карты, которую еще предстоит полностью осознать как инструмент исследования, заключается в том, что вы внезапно получаете все данные, которые можете использовать, чтобы опровергнуть или подтвердить ту или иную информацию», — отметил Ф. Борн.

Анализ команды ученых, опубликованный в журнале «Signal Transduction & Targeted Therapy» (из издательской группы «Nature»), показал, что полученные данные подтверждают выводы других небольших исследований. При введении в высоких дозах (эквивалент около 10 таблеток) фамотидин, по-видимому, повышает вероятность выживание пациентов с COVID-19, особенно в сочетании с ацетилсалициловой кислотой. Эта комбинация также уменьшает степень прогрессирования заболевания, снижая вероятность того, что пациенты достигнут момента, когда им потребуется интубация или искусственная вентиляция легких.

Следующей задачей было выяснить, почему это происходит? Специалисты по анализу данных К. Мура и Ф. Борн выполнили обширную поисковую работу, изучая существующую информацию и опираясь на биохимические и молекулярные принципы, чтобы предложить теорию, которая поможет объяснить модель популяционного масштаба, которую они идентифицируют.

К. Мура называет это «плетением истории» на основе данных. «Теперь нужно было работать в обратном направлении, оставить информацию об огромной группе людей (выборка) и сделать некоторые возможные выводы о том, что происходило в совершенно другом масштабе — на уровне белков», — подчеркнул он.

Одна из самых опасных реакций, которая может развиться в организме у больных COVID-19 — это так называемый цитокиновый шторм, который является потенциально летальной реакцией иммунной системы. Когда человек заболевает, его иммунная система высвобождает воспалительные белки, называемые цитокинами, которые сообщают иммунным клеткам, как бороться с инфекцией. Но при более тяжелых заболеваниях производство цитокинов может выйти из-под контроля и стать нерегулируемым.

«По сути, иммунная система выходит из строя и начинает атаковать здоровую ткань легких, потому что она так отчаянно пытается ликвидировать вторгшийся вирус», — отметил К. Мура.

Теория команды по работе с базами данных состоит в том, что фамотидин подавляет эту реакцию. Хотя этот препарат был получен с определенной целью — блокировать гистаминовые рецепторы, которые помогают вырабатывать кислоту в желудке, — фамотидин, как и все другие препараты, может вызывать побочные эффекты. К. Мура и его коллеги считают, что одним из них может быть вмешательство фамотидина в цитокиновый шторм.

«Это вполне может быть случай, когда фамотидин оказывает благоприятное нецелевое действие», — предположил К. Мура. Обычно мы думаем о побочных эффектах как о чем-то плохом, но в некоторых случаях их можно использовать в терапии других заболеваний. Возможно, в будущем фамотидин можно будет применить таким же образом.

Но выводы команды далеко не окончательные. В результате других исследований были сделаны предположения, что действие фамотидина может быть нейтральным или даже вредным. К. Мура, Ф. Борн и их коллеги недавно опубликовали обзор существующих исследований по этому вопросу, а также свои предположения, которые могут помочь согласовать противоречивые отчеты.

Тем не менее с его уникальной ориентацией на сочетание фамотидина с ацетилсалициловой кислотой и впечатляюще большими размерами выборки, исследование команды пролило дополнительный свет на недорогое и безопасное потенциальное лечение, которое было бы легко прописывать врачам. В разгар международного кризиса в области здравоохранения это исследование также заложило важную основу для дальнейших исследований.

«Научные исследования иногда рассматриваются как конечная цель, но на самом деле они всего лишь отправная точка или трамплин», — подытожил К. Мура. — Любое хорошее исследование ставит больше вопросов, чем дает ответов, и наука о данных часто запускает этот процесс».

По материалам www.medicalxpress.com

Специализированное мобильное приложение
для поиска информации о лекарственных препаратах
Наведите камеру на QR-код, чтобы скачать
На нашем сайте используются файлы cookies для большего удобства использования и улучшения работы сайта. Продолжая, вы соглашаетесь с использованием cookies.
Developed by Maxim Levchenko